Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
07:20 

Теория трансформации клеток тела в новую материю, которая выдерживает 9000°C

1. Строение металла плавкостью свыше 9000°C
Суть создания наиболее тугоплавких материалов заключается в разработке интерметаллических сплавов с упорядоченной структурой и дальним порядком в расположении атомов.
Почему?
Вольфрам — химический элемент с атомным номером 74 в периодической системе, обозначается символом W (лат. Wolframium), твёрдый серый переходный металл. Главное применение — как основа тугоплавких материалов в металлургии. Крайне тугоплавок, при стандартных условиях химически стоек. Тпл 3422°C,
Карбид (соединение металла с углеродом, а также бором и кремнием) тантала-гафния - сплав с одной из наивысших температур плавления, Тпл 4216 °C. Пластичный металлический тантал впервые получен немецким учёным В. Больтеном в 1903 г. Гафний открыт в 1923 г. Гафний искали среди редкоземельных элементов, так как не было выяснено строение 6-го периода системы Д. И. Менделеева. В 1949 г. название элемента «гафний» было утверждено Международной комиссией и принято всюду. Используется для производства сопел космических ракет и некоторых конструкционных элементов газофазных ядерных реактивных двигателей. Работы над металлами второй половины 19в. (наса гугл сач)
Прогресс в поисках очевиден, дальнейшее продвижение - дело времени.

2. Совмещение человеческого организма с металлом.
Химический состав клетки:
1 группа (до 98 %) (макроэлементы)
* Углерод
Углерод существует во множестве аллотропных модификаций с очень разнообразными физическими свойствами. Разнообразие модификаций обусловлено способностью углерода образовывать химические связи разного типа.
Общее содержание углерода в организме человека достигает около 21 % (15 кг на 70 кг массы тела). Углерод составляет 2/3 массы мышц и 1/3 массы костной ткани. Является составляющей карбида.

* Водород
* Кислород
* Азот
2 группа (1,5—2 %)
* Калий
* Натрий
* Кальций
* Магний
* Сера
* Фосфор
* Хлор
* Железо
3 группа (>0,01 %) (микроэлементы)
* Цинк
* Медь
* Фтор
* Йод
* Кобальт
* Молибден
4 группа (>0,00001 %) (ультра микроэлементы)
* Уран
Наибольшее применение имеет изотоп урана 235U, в котором возможна самоподдерживающаяся цепная ядерная реакция. Поэтому этот изотоп используется как топливо в ядерных реакторах, а также в ядерном оружии.
* Радий
Радиоактивный химический элемент II группы периодической системы.
РАДИОАКТИВНОСТЬ – превращение атомных ядер в другие ядра, сопровождающееся испусканием различных частиц и электромагнитного излучения. При распаде нестабильного ядра – радионуклида из него вылетают с большой скоростью одна или несколько частиц высокой энергии. Поток этих частиц называют радиоактивным излучением или попросту радиацией.

* Золото



Последствия радиации:
В результате воздействия ионизирующего излучения на организм человека в тканях могут происходить сложные физические, химические и биохимические процессы.
При попадание радиоактивных веществ внутрь организма поражающее действие оказывают в основном альфа-источники, а затем и бетта-источники, т.е. в обратной наружному облучению последовательности. Альфа-частицы, имеющие небольшую плотность ионизации, разрушают слизистую оболочку, которая является слабой защитой внутренних органов по сравнению с наружным кожным покровом.
Мутагенное воздействие ионизирующего излучения впервые установили русские ученые Р.А. Надсон и Р.С. Филиппов в 1925 году в опытах на дрожжах. В 1927 году это открытие было подтверждено Р.Меллером на классическом генетическом объекте - дрозофиле.
Ионизирующие излучения способны вызывать все виды наследственных перемен. Спектр мутаций, индуцированных облучением, не отличается от спектра спонтанных мутаций.

18:24 

-Дамы и Господа, добро пожаловать в наш скромный цирк, - на арене лукаво улыбался директор манежа и по совместительству конферансье, он широко раскинул руки, как бы приглашая всех смотреть представление. На лицах людей играли улыбки, дети смеялись, предвкушая представление.
Это были 30-е годы двадцатого века, когда человечество, едва окончив первую мировую, уже стояло на пороге второй. Усталые рабочие, их жены и дети с грязными засаленными лицами и одеждами, с покрывавшей их пылью, которая никогда не смывается, сидели в маленьком передвижном цирке и ждали начала представления. На тот момент цирк находился в одной из беднейших частей Румынии, где людям приходилось соперничать с крысами за еду и работать днями напролет с детства, чтобы не умереть с голоду на одной из грязнейших улиц мира. Больше всего крыс было как раз у шатра цирка, там можно было поживиться объедками, которые оставляли люди, потому что, придя на представление, забывали о ежедневной строжайшей экономии, которая обычно не позволяла им оставлять хоть что-то от еды. И во время представления люди ели дешевые сладости , роняя их на землю, а когда представление заканчивалось, ногами давили крыс, сбежавшихся на сладкое, просто не замечая их.
Конферансье всем казался добродушным толстяком с забавными усами, которому никогда не надоедает улыбаться и веселиться, ему помогала милая молодая девушка редкой красоты. Она была такая тонкая, что казалось, что она вот-вот переломится пополам, но она радостно улыбалась и шутила. Всем нравилось в цирке, но никто не задерживался там после представления, люди приходили и уходили, но никто никогда не подходил достаточно близко к арене, чтобы увидеть, что конферансье не лукаво улыбается, а просто растягивает губы, за которыми стоят гнилые черно-желтые зубы, и ни капли веселья в его «улыбке» нет, тем, кто увидел бы такую улыбку близко, стало бы страшно; и девушке, помогавшей конферансье, как раз было страшно, хотя это слово лишь в ничтожно малой степени отражает ужас, живший в ней. Она всегда дрожала всем телом, и сердце у нее билось очень часто, она была так худа, что ей казалось, что ее сердце бьется о грязную тряпку ее платья, которое выглядело нарядным для зрителей, но было убого вблизи. Тяжелая жизнь легла неизгладимым отпечатком на лице молодой девушки, и ее можно было бы назвать уродливой, если бы не ее огромные несчастные синие глаза, которые всегда смотрели так, будто она ищет защиты и спасения. Но, как уже было сказано, она улыбалась, потому что это была ее работа.


1.
До уже знакомой нам помощницы конферансье в цирке работала другая девушка, занимавшая ее место. На момент повествования она уже была мертва и довольно давно не работала в цирке, артисты цирка рассказывали про нее. Говорили, что она была не то любовницей, не то дочерью конферансье, не то и первой и второй одновременно, точно лишь то, что общались они много. Она была очень болезненна и в какой-то момент умерла. И когда она умерла, все молча решили, что убил ее конферансье, но это ничего не изменило в делах цирка, кроме того, что конферансье нужна была новая помощница. Тут и появилась наша знакомая. Никто ничего не знал о ее прошлом, да и она сама, казалось, помнила его смутно, или просто не хотела помнить. Кто-то решил, что работала она проституткой, и один из артистов предложил ей работенку по старой специальности Она ему резко отказала, раскричалась, словом, обидела парня, а парень был силачом, взял и выбил ей пару зубов. Это было обычным явлением в передвижном цирке. А девушка, и без того худая, почти перестала кушать, стала похожа на скелет, обтянутый кожей. Все решили, что видать такова судьба всех помощниц конферансье, потому что человек он был строгий, резкий и злой.
Конферансье, как уже было упомянуто, являлся еще и инспектором манежа, иными словами, он следил за порядком в цирке, всегда ходил с хлыстом, символом своей власти, и не забывал им воспользоваться при необходимости и без. Каждый номер начинался только по его команде. Он больше всех работал и больше всех ел. Его лицо всегда блестело, и было похоже на жирный красный кусок мяса.
Так как цирк был передвижной, все жили в фургонах, но фургонов было мало, а артистов много, так что многим приходилось жить с кем-то.
В репертуаре цирка был номер, который особо забавлял зрителей: толстая женщина ела огромное количество тортов, и в это же время на сцене ела торты наравне с толстухой маленькая тощая девочка. Как обычно, люди видели лишь номер, и мало кто видел, как после спектакля, тощая девочка бежала, и ее рвало в ведро, потому что она не могла есть столько же, сколько и здоровенная толстуха. В целях экономии торты большей частью состояли из маргарина и обычной краски, и их изготовляли сами артисты.
Так вот самым ужасным наказанием считалось спать вместе с толстухой, потому что, во-первых, она занимала очень много места, а, во-вторых, почти никогда не мылась. Чаще всего с ней спать приходилось, самому отвратительному человеку, обитавшему в цирке, ее мужу.

2.
Он не был занят в представлении, тем не менее, считался вторым по важности человеком в цирке после конферансье. Отвращение к нему испытывали все, хотя почти никто не мог объяснить, даже для самого себя, почему.
Не смотря на то, что когда-то он женился на толстой женщине, он каждый вечер умолял конферансье разрешить ему не ночевать с ней и выделить ему другой фургон. И почти каждый вечер безуспешно. Сам себя этот человек считал замечательно добрым и отзывчивым, говорил всем, как он старается помогать людям, в то же время всем было очевидно, что ему глубоко наплевать на всех людей в целом и на каждого в частности.
Когда он смотрел на кого-то, непроизвольно хотелось, чтобы он перестал смотреть, потому что появлялось ощущение, что вы с ним замешаны в чем-то противном, гадком.
Именно он от скуки распускал всевозможные слухи, потому что хотел казаться очень осведомленным и нужным. Он надоумил недалекого силача подойти к помощнице конферансье и убедиться, что она - девушка легкого поведения. Если в цирке случалась какая-то мерзость, можно было быть уверенным, что этот человек, хоть немного, но поучаствовал в ней. Но на каждый свой гадкий поступок он находил оправдание, которое показывало истинную, как он думал, причину совершенного: желание кому-нибудь помочь.
Например, постоянным занятием его можно было считать то, что он ходил и выискивал в каждом недостатки. Он без устали указывал артистам на их промахи, и причину такого развлечения обозначил следующую: нет, ему не приятно лезть людям в душу и критиковать их, он просто хочет им помочь исправиться. Его терпели. У всех свои недостатки.
В цирке был один мужчина, который раньше работал на заводе, но потом остался без ног и пошел в цирк с акробатическим номером, который пользовался успехом исключительно за счет того, что его исполнял инвалид. У этого мужчины была слабость - он не мог заснуть без маленького вязаного свитера, который, бог знает как, оказался у него. И вот однажды муж толстухи случайно наступил на этот старый затертый свитер грязным ботинком, оставив на нем черный след. Тут же этот отвратительный человек весь сжался, ожидая, что на него накричат, ведь ко всему прочему он был ужасным трусом.


3.
А несчастный калека, который славился своим взрывным характером и бескомпромиссностью, всего лишь расплакался. Это очень ободрило провинившегося и он начал клеймить инвалида за его сентиментальность.
В отличие от остальных обитателей цирка у калеки до того как он попал в цирк была довольно неплохая жизнь, и он никак не мог ее забыть, как, окружавшие его, люди забыли свое прошлое.
Каждую ночь инвалид обнимал маленький свитерок, который когда-то должен был принадлежать его ребенку. Калека очень давно работал на заводе, чтобы прокормить свою семью: беременную красавицу жену, которую он любил больше всего на свете. Это была на редкость счастливая молодая семья для того времени, в котором они жили. Но одной ночью будущий акробат-инвалид никак не мог заснуть, его мучило чувство, что он делает что-то не так: он не должен жить с такой милой женой, не может растить он ребенка. За одну ночь он изменил все свои планы, не взяв ничего кроме свитера, связанного его женой для еще не родившегося малыша, он убежал из дома, пока никто не видел и больше никогда туда не возвращался.
Может быть, он и вернулся бы, но не теперь, когда он был несчастным инвалидом. Хотя прошло уже почти двадцать лет, калека не мог перестать фантазировать, как сейчас живет его жена, его ребенок. Часто перед сном, обнимая уже старый свитер, калека представлял, что ему опять двадцать семь лет, и у него есть ноги, и он может в любой момент вернуться домой, и его счастливая жена бросится со слезами на глазах ему на грудь.
В действительности же, после того как он ушел из дома, его жена заболела от горя, плакала все ночи напролет и в итоге умерла, так и не родив ребенка.
Но только оживляя в своей голове призраки прошлого он мог заснуть.
Это были всего лишь нездоровые мечты, но почти ни у кого из артистов цирка не было и этого. Только двое не спали ночами и мечтали. Вторым был человек, которого фактически никто из артистов и за человека-то не считал. Это был карлик по имени Эрнст, но никто не звал его по имени, все предпочитали его называть обрубком человека.


4.
Возможно, все так не любили Эрнста, потому что чувствовали, что, несмотря на то, что зачастую ему было сложно сесть на обычный стул из-за роста, он был на голову выше их всех. Не в прямом смысле, естественно. Эрнст всем сердцем любил помощницу конферансье, и это было самым светлым и прекрасным во всем цирке. И только это чувство давало ему возможность выжить в цирке. Он помогал инспектору манежа в делах, связанных с бухгалтерией, заведовал кассой, естественно директор манежа не доверял ему, потому что сам всегда был рад что-нибудь украсть, но вынужден был прибегать к его помощи. Эрнст же бережно многие годы копил деньги. И втайне ото всех мечтал, что однажды он предложит помощнице конферансье уйти с ним, потому что Эрнст видел, что она страдает. И если бы она ему отказала, он бы тут же умер. Конечно же, Эрнст не надеялся на взаимность, и никому никогда не рассказывал ни о своих мечтах, ни о чувствах.
Эрнсту было невыносимо больно смотреть на страдания своей любимой, но он был слишком робок, чтобы что-то изменить.


5.
Как уже можно было догадаться, дела у цирка шли не лучшим образом. Артистам едва хватало на еду, но были и такие дни, когда всем приходилось голодать. Жили все в ужасной грязи и нищете.
Мало кто ходит развлекаться в цирк в тяжелые времена. И настал такой день, когда у цирка денег практически не осталось, ситуация стала критической, и директор манежа был вынужден искать из нее выход.
Артисты любой ценой должны были привлечь публику, и вскоре муж толстухи вместе с директором манежа придумали номер, который, по их мнению, не мог остаться без внимания зрителей. Они пытались придумать что-то новое, шокирующее, что-то, на что никто не решался до этого. Вспоминали опыты старых театров, и на мысль их навел театр анатомический, который некогда пользовался популярностью.
Все артисты собрались, и тогда директор манежа объявил им свое решение: помощница конферансье должна будет на арене добровольно дать отрезать себе обе руки. На афишах можно написать, что у девушки гангрена и операция ей необходима. А если его помощница против, то может выметаться на улицу прямо сейчас. Фактически, сказал конферансье, перед его помощницей стоит выбор: или она пожертвует руками, чтобы помочь всем, в том числе и себе, или же она соглашается на верную смерть. Все молчали, потому что всем было ясно, что этот номер - смертельный приговор девушке, потому что вероятность выжить после операции в этой грязи ни чуть не выше, чем вероятность выжить на улице без денег и работы.
Дрессировщик тигра потирал растерзанную правую руку, которая уже давно была обглодана тигром практически до кости и перевязана какими-то буро-желтыми грязными тряпками.
Сложно сказать, кому было страшней: Эрнсту или помощнице конферансье. Последняя упала на колени и стала просить придумать что-нибудь другое. У карлика потемнело в глазах, и он в полной мере ощутил, как он ничтожно мал. После полуночи препирательств номер утвердили. Все разошлись по фургонам спать, помощнице конферансье в виде поощрения был выделен личный фургон. Все сладко спали, кроме Эрнста и помощницы конферансье.

6.
Помощница конферансье не любила быть среди людей, потому что они вызывали у нее отвращение. Но еще больше она не любила быть наедине с собой, потому что, как бы сильно она не ненавидела всех окружающих, себя она ненавидела в разы сильнее. Когда она оставалась одна, она не могла убежать от своих мыслей, и едва держала себя в руках, чтобы не рвать волосы на голове.
Оставшись одна, понимая, что, скорее всего она живет последнюю ночь, она испытывала дикий ужас, потому что она представляла, как ее труп без рук сломает на части силач, чтобы положить в мешок и выкинуть куда-то, где обитают только крысы.
Она могла бы убежать из цирка, пытаться выжить, но она предпочла бы умереть сразу, тому, что ее ожидало на улицах. Тем более она была слишком напугана и сломлена, чтобы делать хоть что-то.
Эрнст не мог спать, он лежал на своей отсыревшей кровати и кусал руки. Рядом с ним храпел укротитель зверей. В куртку Эрнста был вшит кошелек с накопленными деньгами, которых бы хватило, чтобы прожить пару месяцев без бед вместе с его любимой. Эрнст мог претворить свою мечту в жизнь, но он трусил. В особо злые секунды ему казалось, что лучше бы не было у него денег, чтобы не мучаться сейчас. Близился рассвет, а Эрнст все не мог решиться.
Помощница конферансье все не спала и металась по комнате, ее мутило, и все вокруг было в тумане. Она то открывала, то закрывала различные ящички и не могла смириться. Тут она заметила тонкую струйку чего-то вязкого, вонючего, черного, которая текла из ящика комода. Она открыла этот ящик, и оттуда хлынул поток черной жидкости, она не смогла закричать и лишь отскочила. Тут она заметила, что черная жидкость сочится изо всех щелей и уже почти заполнила весь пол. Помощнице конферансье казалось, что она одновременно задыхается и захлебывается. Она побежала к двери фургончика, но та была заперта. Сердце бешено билось, и ей стало тесно в ее единственном платье. Девушка стала рвать его на себе вместе с кожей. С диким хрипом она упала на колени, а потом и лицом прямо в вязкую жидкость.

***
Труп помощницы конферансье нашел карлик. Все сбежались на его крик, еще не рассвело. Кто-то удивился, что карлик делает в чужом фургоне ночью, но последний был безумен от горя, и только прижимал к груди кошелек. Разумеется, никакой жидкости в фургоне не было, и даже дверь была открыта.
Карлик не умер, и в цирке по-прежнему не спали двое, но только один продолжал тешить себя мечтами. Карлик же каждую ночь не мог заснуть, потому что ото всюду в его фургоне текла черная вязкая жидкость. Прошлое умеет напоминать о себе.

"от автора"

22:35 

В конце девятнадцатого столетия в одном туманном и сером городе произошло убийство, отличавшееся тем, что полиция, не могла даже предположить причину, по которой оно было совершено. Была убита молодая девушка дивной красоты, у нее были вырваны глаза. Она не была ни изнасилована, ни ограблена. Всю ночь она лежала в темном переулке, и утром ее нашли бездыханную с лицом, обезображенным страданиями и залитым запекшейся кровью. Убийца так и не был найден, и ровно через год в тот же час и в том же городе было совершено новое убийство. Опять была убита молодая девушка и вновь она лишилась только глаз. Жертв объединяло лишь то, что глаза у обеих были изумрудно-зеленого цвета.
С тех пор на протяжении более чем двадцати лет раз в год в один и тот же день какой-нибудь ранний прохожий обнаруживал на улице убитую девушку с вырванными глазами, пугающую сочетанием изысканной красоты и уродства злодейства, совершенного над ней. Но никто не придавал особенного значения этим убийствам, так как в городе ежедневно происходило множество преступлений. Только один уважаемый мужчина не мог спать спокойно, с тех пор как произошло первое преступление.
У него была молодая дочь, Изабелла, с изумрудными глазами, которая с каждым годом становилась прекрасней и прекрасней. И он старался не выпускать ее из дома, но разве это возможно? У нее появился жених, который любил ее больше жизни. Отец девушки хотел, чтобы они скорее поженились и уехали как можно дальше от этого города.
Однажды, в день, когда в очередной раз прошел ровно год со времени последнего убийства, Изабелла возвращалась со своим женихом домой с приема, но повозка сломалась, и жених, несмотря на категоричный запрет отца, предложил Изабелле дойти до дома пешком, и она согласилась. Увлеченные друг другом они повернули не туда и заблудились.
Уже стемнело, и светили фонари, но в том месте, где влюбленные шли по переулку, ограниченному двумя домами, не было фонаря. Вдруг из-за угла вышел человек в черном плаще. Жених Изабеллы похолодел от дурного предчувствия, и, крепче сжав руку Изабеллы, проклинал себя за легкомысленность. Ни одно окно не выходило на улицу, где они шли, и не было ни одного прохожего. Жених Изабеллы пытался убедить себя, что все в порядке, но его сердце билось неумолимо быстрее с каждым шагом, на ладонях выступил пот и он пошел быстрее, увлекая Изабеллу за собой навстречу пугающему незнакомцу. Незнакомец тоже ускорил шаг, и чем лучше могли его рассмотреть Изабелла со своим спутником, тем надежнее их сковывал ледяной ужас. Мужчина, шедший им навстречу, скрывал под грязным старым черным плащом огромный горб, все лицо его было в язвах, шрамах и струпьях, но самыми страшными были глаза: безумные, красные, безостановочно вращающиеся и носящие на себе отпечаток бесконечных страданий. На ходу это подобие человека вытаскивало медицинское лезвие, не отрывая взгляда от лица Изабеллы. Жених Изабеллы, который был не в силах более идти, остановился и загородил собой Изабеллу, держа ее за собой обеими руками, как будто надеясь, что ему удастся ее сохранить, если он будет ее держать.
В считанные секунды с нечеловеческой силой незнакомец схватил жениха Изабеллы за руку, раздробив кость, и ударил его о стену, молодой человек, ударившись о влажный кирпич, сполз на землю, оставив на стене следы крови от разбитого лица, чудовище вырвало у Изабеллы глаза и, та без звука, как кукла, упала на колени. Молодой человек встал, но тут же, протянув руки к своей невесте, упал рядом лицом вниз, он не мог выдохнуть, и ему казалось, что никогда больше не сможет.
Чудовище взирало на вырванные глаза как на сокровище, и тут с его спины упал плащ и обнажил не горб, а девушку, пришитую к нему. Пришита она была так, что в иных местах невозможно было различить, где ее кожа, а где кожа мужчины, к которому она была пришита. Они были одеты в какое-то грязное тряпье, и являлись единым организмом. И девушка, пришитая к чудовищу, была бы одной из самых прекрасных на земле, если бы не пустые глазницы, обрамленные давно запекшейся кровью. На мгновение в лице чудовища мелькнуло что-то человеческое, когда он взирал на вырванные у Изабеллы сокровища.
И вернувшись на много лет назад, во время, когда ровно через год должно было произойти первое убийство зеленоглазой девушки, можно увидеть с трудом узнаваемое лицо этого монстра, которое тогда принадлежало молодому человеку. Это был успешный молодой хирург, красивый, как ангел, с серьезным и немного суровым лицом. Он стоит в комнате своей молодой жены, в которой можно узнать девушку, пришитую к монстру; но в момент, в который мы ее видим, она сидит на кровати в вечернем платье и на ее лице сияют глаза точь-в-точь как у Изабеллы. Ее молодой муж ей что-то серьезно говорит, и она плачет, закрывая прекрасное лицо руками. Молодой хирург злится и выбегает из комнаты. Когда-то давно они собирались в театр и поссорились из-за какой-то глупости, и молодой хирург, вспылив вместо того, чтобы пойти в театр с любимой женой пошел заливать обиды спиртным.
Уже глубокой ночью, слегка пьяный, он возвращается домой, испытывая муки совести за то, что так поступил с женой. Открыв дверь своего дома, он сразу понимает, что что-то не так. И с замершим сердцем дойдя до гостиной, он видит, что там стоят двое его преданных слуг, которые служили еще его отцу, умершему не так давно. Стоят они около его жены, которая лежит на ковре. Он мгновенно подбегает к жене, протрезвевший от страха, и видит, что она умирает, потому что у нее вырваны глаза, и она ранена в живот. Обезумевший от горя, врач рвет волосы на голове, мечась по дому. Его взгляд падает на хирургические инструменты. Ему удается, соединив поврежденные органы своей жены со своими здоровыми через надрезы в спине, поддерживать в ней жизнь. Так они стали единым целым. С тех пор двери его дома закрылись навсегда для всех людей, и никто никогда не узнал о том, что случилось в его доме. Врач совершенно потерял человеческий облик, и в его безумии все потеряло для него смысл кроме потерянных глаз жены, поискам которых он посвятил свою жизнь, он окончательно превратился в монстра, раз в год выходя вечером на улицу и вырывая глаза напоминавшие ему глаза жены.
В ночь, когда он поссорился с женой, их дом ограбили. Слуги спали, только жена не спала – ждала своего мужа. Она увидела грабителей; они убили ее, вырвали ей глаза и унесли их с собой, потому что в то время были популярны теории о том, что у умерших остается на глазах изображение последнего, что они видели. Еще грабители сорвали у нее с шеи драгоценное ожерелье с изумрудом. Один из грабителей придя домой подарил это ожерелье своей беременной жене, которая через несколько месяцев родила дочь, которую назвали Изабеллой.
Монстр вложил вырванные у Изабеллы глаза в пустые глазницы девушки, пришитой к своей спине, и эти глаза встали в глазницы, как будто всегда там и находились. По щеке девушки покатилась слеза.
Наутро в первых тусклых лучах солнца на грязной серой улице блестел изумруд на груди мертвой Изабеллы, взиравшей пустыми глазницами в серое небо, а у нее в ногах лежал ее жених, которому тоже не удалось пережить эту ночь, потому что его сердце остановилось вместе с сердцем Изабеллы.

15:25 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:45 

На литературе было противно слушать рассуждеия учительницы о произведении Чехова "Человек в футляре", которое, по моему скромному мнению, Антону Павловичу, несмотря на мою любовь к нему, писать не стоило, ибо слишком просто Чехов пишет, чтобы раскрыть "человека в футляре".С другой стороны, само собой, я понимаю, что Чехов написал лишь то, что написал, но все же существует точка зрения, что прототипом для "человека в футляре" и Акакия Акакиевича ( "Шинель" Гоголя) является Эрнст Теодор Амадей Гофман, одна из наиболее мне симпатиченых исторических личностей, следовательно меня не может не задеть столь примитивное описание удивительного и незаурядного, на мой взгляд, близкого мне, человека.При том видно, что описаны главные герои в вышеупомянутых произведениях неуместно легко-иронично, в силу ограниченности взглядов автора.Я ни в коем случае не хочу сказать, что Чехов или Гоголь - ограниченые люди (это звучало бы комично), но их взгляд на "человеков в футляре" искажен их мировоззрением, ввиду чего видят авторы своих героев лишь с обывательской стороны.Рассказ Чехова "Человек в футляре" ни в коей мере не приоткрывает футляра, но показывает всю убогость общественного мировоззрения, в том числе и Чеховского.Антон Павлович описал ограниченность не "человеков в футляре" — свою собственную.

21:14 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:43 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:28 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:32 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:48 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:37 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:56 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

[abig]noise

главная